+7 495 648-12-46
МоскваОбратный звонок

Роман Петушков

В аварию я попал в начале 2006 года. Я когда в больнице лежал, ко мне народ ходил как в мавзолей: друзья, родственники - да все. У меня не было ощущения, что я брошен, потерян.

Иногда я, конечно, пугался, что ограничен в движении. Ребята зайдут, попрошу их в ванну меня положить. Но депрессии не было. Жалко только маму было. В апреле, спустя три месяца после ампутации первой ноги, мне отрезали вторую коленку. Я лежал в больнице, а на улице уже солнышко начало припекать. Друзья все кто на учебе, кто на работе – никто не заходит. И так мне на улицу захотелось. Коляски у нас были в больнице без обручей, самим нельзя кататься, нас возили за ручки. Смотрю дед рядом на вытяжке, а у него костыли. Я их у него позаимствовал и использовал как лыжные палки. Еду на коляске, костылями отталкиваюсь, ну, прям, как я сейчас на бобе тренируюсь. Спустился во двор, на лавочке развалился с перебинтованными ногами, сижу-загораю. Мимо народ ходит-смотрит, у нас территория больницы проходная, но я как-то и не комплексовал вовсе.

Когда я лежал в больнице по телевизору как раз показывали Паралимпийские игры в Турине, тогда еще Вовка Киселев выиграл. Я его по телевизору смотрел, а через полгода я уже с ним в команде был.

Пока я лежал в больнице, мама все узнала, куда мне можно пойти. Был такой клуб для инвалидов «Преодоление», там дарили коляски, учили ими управлять. Мама говорит: «Поедешь на сбор, там, где инвалиды собираются?» А я ей: «Я не инвалид, отстаньте от меня, никуда не поеду». Но наступило лето, все разъехались, сидеть одному скучно, да и мама очень переживала. Я и решил ехать на сборы. И там меня ребята познакомили с тренером Паралимпийской сборной по легкой атлетике Ириной Громовой. Она сказала, что у меня хорошие данные, и скоро меня в сборную страны взяли. Я ведь в детстве во все секции переходил, потом на горных лыжах много катался. Но никогда не думал, что буду заниматься спортом профессионально, на выносливость. Ленивый я был.

Спорт меня как-то сразу подхватил. Осенью, спустя полгода после аварии, я уже в составе нашей команды на сборы поехал, и даже протезы сделать не успел. Так два года на коляске и проездил. Мне было трудно куда-то ехать, лень что-то узнавать про протезирование, все как-то некогда было. Хотелось, конечно, протезы. Бывало, брючки накинешь, сидя на кровати, и думаешь: «Вот мне бы ноги сейчас!»

Я так скажу, если ты остался без ног, рук – нельзя отчаиваться, надо отбросить все посторонние мысли. У нас сейчас такой прогресс в мире! Когда я восемь лет назад остался без ног – было сложнее. А сейчас такие технологии. Можно добиться, чтобы государство профинансировало любые Ваши протезы, и продолжать активную жизнь. Самое главное, что ты не умер, что ты можешь жить, жить-то сильнее хочется. Если не получается себя настроить, можно в реабилитационный центр обратиться. Психологи помогут. Это раньше у нас инвалиды по домам сидели, пили и умирали. А сейчас простор открыт: занимайся, чем хочешь.

И не надо комплексовать, ребята! Я вот всегда хожу на протезах без косметики. Я считаю, что протезы – это современные, красивые вещи. Это раньше непонятно что было, а сейчас это настоящий компьютер. Приехал я как-то тренироваться, выхожу из машины и слышу сзади, дети говорят: «Парни, смотрите, это кто: человек или робот?» Пусть люди привыкают. В Европе, в Америке везде так ходят.

Конечно, на протезах еще надо научиться ходить. Я поначалу одел протезы, больно. Но в тоже время было приятно показаться людям, маме на ногах. Это вдохновляло! Когда снова можешь стоять, забываешь про боль. Как-то я встретил свою будущую жену, а тогда просто знакомую, на улице, и говорю с гордостью ей: «Смотри, я могу стоять!» А когда она меня через два года увидела, я уже бегом бегал. И машину вожу без всякого ручного управления. Кто унывает, можно даже обозваться на такого человека. Уныние грех, как самоубийство – ты сам себя убиваешь, только медленно. Нужно бороться, а с кем еще бороться кроме себя, нужно со своей ленью всю жизнь бороться.

Кстати, на протезирование я сразу попал в «Орто-Космос». Это моя первая и единственная компания. А у меня принцип в жизни: от добра добра не ищут. В «Орто-Космосе» мне нравится все: и отношение к пациентам, и качество изделий. Я уверен, в любом деле все зависит от капитана, который стоит у штурвала. А Владимир Степанович Головин - отличный капитан! Вообще Головины меня притянули к себе своим искренним отношением. Это мои друзья, а друзей я не предаю!

Измените свою жизнь уже сейчас
обратитесь к специалисту
* Нажимая на кнопку «Отправить», Вы даете Согласие на обработку персональных данных на следующих условиях.